October 23rd, 2008

Боготизм

Вечернее

Товарищи, вы никогда не замечали, что существуют люди, которые мечтают быть несчастными и пытаются подогнать все происходящее под эту идею? Иногда они зациклены на каком-нибудь событии прошлого и, словно зацепившись за некий гвоздь, не движутся вперед. Иногда пытаются представить мир "идеалистично злым", словно все чиновники, маньяки, ОМОН, нохчи-даги-вьетнамцы-русские(нужное подчеркнуть) сознают в себе некую тайную доктрину или код Зла и не дают им сделать ничего. Иногда они воображают себя вне происходящего, считая что мир не достоин их тонкого самосознания. БГ говорил, что они прирежут, если тронешь хоть пальцем их тоску.
Это вовсе не романтизм, в котором в итоге человек приходит к идее богоборчества, то есть стремится вперед. Это плотский эскапизм зверя, поддающегося инстинкту душевного самосохранения в тоскливом стазисе. Это самоистезание христиан, не понимающих, что в самоиссечении нет никакой близости к Высшим.
Меня бесит эта масса вечных страдальцев, которые вместо мучеников становятся фаршем на лопастях прогресса. И в этом они видят свой героизм. "Он умер. Как прекрасно", или что там говорят эмо-готята.
Мы идем вперед...
Sandman

Вопрос по НЗЖ

Недавно задумался над романом "Нам здесь жить" в новом ракурсе. Все нижеследующее можете считать моим бредом.
Почему Гизело стала главным героем? Женщина, побитая жизнью так, что и врагу не пожелаешь, потерявшая мужа и разлученная с дочерью.
Во время третьего прочтения закралась крамольная мысль, а не страдает ли Эра Игнатьевна от шизофрении. Что если всю организацию с Пятым и компанией она представила на своем компьютере? Больно уж меня смущают постоянные мысли о своем предназначении в тылу "врага". Не могла ли девушка, которая столько перенесла, банально свихнуться? В этом мире невозможен не только фантаст(представляющий то, чего быть не может), но и сумасшедший, ибо сам мир уже сумасшедший. Что если вся тайная организация ей представлена, а приехавший магистр становится такой же "реализацией", какой был Минька Залесского? У писателя описан момент перелома с минотавром за спиной, а у Гизело им могла стать гибель Саши, после которой дочь забрали родители мужа. Тогда она представила себе, что он погиб из-за ее работы в органах(а возможно это действительно так). Может быть, практики иезуитов - это техника, помогающая успокоить симптомы болезни.
Вот такой бред, который, надеюсь, кто-то сможет опровергнуть:)