June 21st, 2021

Лягушатник

П. Франкопан "Шелковый путь. Дорога тканей, рабов, идей и религий"

Шелковый путь, Дорога тканей, рабов, идей и религий (европокет) (переиздание)  #1
После поездок по республикам Закавказья, Ирану и Узбекистану я решил перетряхнуть знания о истории региона. Школьные воспоминания уже испаряются. Статьи в Википедии чаще запутывают и замусоривают сознание, не складываясь в единую картину. Здесь должна была помочь толстая книжка Франкопана с двумя тысячами использованных источников.

Работа охватывает весь период традиционной истории от зарождения цивилизаций в Междуречье до 2015ого года. Первые тысячелетия автор описывает с упором на Ближний восток и Центральную Азию. Китаю и Индии уделено куда меньше места. Запад начинает полноценно фигурировать лишь с Александром Македонским. Да и описание Римской империи концентрируется на Востоке. Слово Карфаген встречается в книге два раза, хотя торговому государству финникийцев ИМХО следовало бы уделить внимание.

Разлад начинается в главах, посвященных XV веку. Любопытно читать про экспедицию Колумба как часть инвестиционного плана по новому крестовому походу. Постепенно взгляд автора переходит к Европе, как инициатору Великих географических открытий. Каноническая область Шелкового пути расширяется на весь Земной шар. История глобальной экономики развивается не в Центральной Азии, и автор уходит от описанного во вступлении свежего взгляда: "Я хотел узнать об истоках христианства в Азии, о Крестовых походах с точки зрения азиатов и как видели крестоносцев жители таких великих городов Средневековья, как Константинополь, Иерусалим, Багдад и Каир. Я хотел узнать больше о великих империях Востока, о монголах и их завоеваниях; я хотел понять обе мировые войны не с точки зрения Фландрии или Восточного фронта, а с точки зрения афганцев или индусов".

Возврат к привычным территориям происходит лишь в эпоху Большой игры. Соперничество между Россией и Британией автор излагает без оскорблений и дифирамбов. Во главу угла он ставит контроль над Персией, Афганистаном и Индией. Эта тема преобладает до самого начала Второй мировой войны. В азарте экономикоцентризма автор отодвигает на второй план многие политические события. Например, войне с Наполеоном отведено пару абзацев в контексте влияния на отношения с Персией в тот же период. Даже Первая Мировая предстает в книге попыткой отвлечь русских от Средней Азии.

Вторая мировая война и сопредельные события написаны уже неисториком. От общих планов автор срывается в камерные сценки со Сталиным и Гитлером. В качестве источника использована даже книга Эдварда Радзинского. Странно читать сначала сухие комментарии про сцены жестокости монголов, а потом встретить такой абзац: "По достижении Одессы, располагающейся на Черном море, старшие офицеры – пестрое собрание неудачников, прожектеров и отбросов общества – сосредоточились на занятии лучших резиденций для штабов и создания учреждений, которые однозначно говорили о долгосрочных планах: библиотек, фонотек, лекториев и кинотеатров для показа триумфальных германских лент". Почему именно в Одессе собрались офицеры из отбросов общества, а в Египте или в Хатыни были какие-то другие?

В тех же главах дан один из самых интересных тезисов: в холокосте виноват голод. Collapse ) Не знаю только, следует ли доверять в этом вопросе директору центра византийских исследований. Пусть даже из Оксфорда. Десятилетия пропаганды сформировали образ алогичного антисемитизма, приведшего к холокосту. Что на самом деле страшнее: ультранационалистическая идеология или сухое решение экономической проблемы?

Умению закрывать и открывать глаза на идеологии посвящены финальные главы. Шах Пехлеви, Насер, Саддам, Каддафи, Хомейни, Талибан, Бен Ладен, ИГИЛ - плоды британской и американской политики в регионе Шелкового пути. Автор обстоятельно описывает, как в течение пятидесяти лет американское  правительство создавало режимы, которые потом само называло преступными. Пока диктаторы занимали антисоветские позиции, все было прекрасно, а затем начиналось осуждение в ООН и бомбежки. Любопытнее факты, о которых теперь не принято вспоминать:

"Чтобы сохранить равновесие в непростой ситуации в Палестине, а также контроль над нефтеперерабатывающим заводом и портом Хайфы, защитить Суэцкий канал и сохранить дружеские отношения с главными фигурами арабского мира, были приняты меры к обузданию еврейской эмиграции из Европы. После представления планов британской разведки топить корабли, везущие беженцев в Палестину, и назначать виновной невероятно могущественную, но несуществующую арабскую террористическую организацию британцы приняли более прямые действия.
Критическим положение стало летом 1947 года, после того как суда, идущие за еврейскими эмигрантами во французские порты, подверглись нападениям.
Один корабль, везущий более 4000 евреев, включая беременных женщин, детей и стариков, был протаранен британскими эсминцами по пути на восток, несмотря на уже принятое решение отказать пассажирам в убежище, когда они достигнут Палестины. Относиться к тем, кто пережил концлагеря и потерял семью в ходе холокоста, таким образом было репутационной катастрофой, стало ясно, что Британия не остановится ни перед чем, защищая свои интересы за рубежом, в процессе игнорируя окружающих".

"Первая партия из 100 противотанковых ракетных комплексов (TOW) была отправлена летом 1985 года. Оружие поставлялось через посредника, которому не терпелось упрочить связи с Тегераном, – Израиль. Дружественные отношения между ними кажутся удивительными с точки зрения людей, живущих в начале XXI века, когда иранские лидеры призывают к тому, чтобы Израиль был «стерт с карты». Но в середине 1980-х годов их отношения были настолько близки, что премьер-министр Израиля Ицхак Рабин мог сделать такое заявление: «Израиль – лучший друг Ирана, и мы не намерены менять свою позицию»"
.

"Этого выступления было явно мало, чтобы предотвратить сильные волнения в Вашингтоне, как только стало известно, что США продавали оружие Ирану, ведь это было очень похоже на торговлю ради возвращения американских заложников. Ситуация усугубилась, когда выяснилось, что те, кто был тесно связан с делом Иран-контрас, уничтожали документы, которые свидетельствовали о скрытых и незаконных действиях, санкционированных самим президентом. Рейган предстал перед комиссией, назначенной для рассмотрения дела, где он признал, что его память недостаточно хороша, чтобы вспомнить, санкционировал он поставки оружия в Иран или нет. В марте 1987 года он выступил с еще одним телеобращением, на этот раз чтобы выразить свой гнев по поводу «деятельности, осуществляемой без моего ведома». В этом заявлении он весьма вольно обращался с истиной, отмечая следующее: «Несколько месяцев назад я сказал американскому народу, что не торговал оружием за заложников. Мое сердце и мои лучшие намерения до сих пор говорят мне, что это правда, но факты и доказательства говорят другое»."

Итого: Начали за здравие, а кончили за упокой. Автору слишком хотелось изобразить, что его книга актуальна и глобальна. История региона становится еще одной жертвой колониализма. Все события последних пяти веков в Центральной Азии и Ближнем востоке описаны лишь как следствия политики Лондона, Москвы и Вашингтона. Главы о второй половине XX века и начале XXI не исправляют впечатление. Они написаны с точки зрения кабинетного интеллектуала из Лондона без размышлений о том, каково видение жителей из Сердца мира.