kobold_wizard (kobold_wizard) wrote,
kobold_wizard
kobold_wizard

Category:

Дж. Браннер "Всем стоять на Занзибаре"



Еще раз спасибо Фантлабу за помощь: комментарий на стартовой странице заставил меня заинтересоваться еще одним из представителей "новой волны".

Бог знает обо всем, Бог предложит лучший вариант решения вашей задачи в соответствии с предложенными условиями, Бог - это машина. Продолжаются споры имеет ли волю суперкомпьютер Салманассар, но факт остается фактом: правительства мира и крупнейшие компании вынуждены стоять в очереди на машинное время, чтобы узнать как им действовать дальше. Горы распечаток в соответствии с постоянно меняющимися факторами.

"Любое общество, которое провозглашает идею равных возможностей, порождает зависть к тем, кому живется лучше вашего, даже если предмет этой зависти, так сказать, дефицитный продукт, нельзя разрубить и поделить на всех, так как при этом он будет уничтожен". Каждая пара в стране имеет право на то, чтобы родить одного ребенка. Только одно но: если каждый из членов пары имеет чистое генеалогическое древо, где никогда не прослеживалось генетических отклонений. Просто потому что людей уже слишком много, а инвалидов бюджет не тянет. Каждый в ответе лишь за себя. Так что же подумает гражданин-дальтоник о заявлении вражеского правительства о том, что их ученые открыли способ очистки эмбриона от изъянов. Чистые уберменши для счастливых родителей.

В 50-60-е Европа даровала своим колониям свободу, и Африка и Азия поднялись с колен. Но речь-то не о них. В квартирках и домиках Англии, Бельгии и Франции нашли прибежище бывшие дети колоний: сорокалетние обеспеченные мальчики и девочки, которые лишь в наркотических разговорах с друг другом могут почувствовать вновь солнце, песок и тяжелые запахи Алжира, Конго и Мадагаскара. Они - граждане тех стран, что были уничтожены до их рождения. Некропатриоты, задыхающиеся в свободном мире и мечтающие вернуться назад. В них брезжит надежда.

Кто владеет информацией владеет миром. Большая часть романа - это рваные фрагменты новостных лент, телепередач и интервью, в которых можно почувствовать если не дыхание мира, то хотя бы разноголосицу мнений, растаскивающую паутину по всему сюжету. Читать это по первому времени мне было достаточно тяжело, потому что все запомнить просто не выходило. Лишь потом я осознал, что и не нужно все запоминать: это новости, ты проскальзываешь по ним глазами и получаешь необходимый объем Грядущего. Воспринимается гораздо легче, чем "Поджог собора" М.Муркока.

Биотехнологии и генетические эксперименты уже близки к тому, чтобы подарить людям мира счастье. Эксперименты проводит известнейший доктор Сугайгунтунг, гражданин Ведомой к Социализму Демократической Республики Ятаканг. Его открытия уже вывели государство Юго-восточной Азии на передний край прогресса. Так кому же, как не ему осчастливить весь мир во славу пути, означенного маршалом Солукартом? Только доктор устал и вступил в тайные переговоры с агентурой вражеского государства. Возможно ли делать семимильные шаги в науке при либерпанковском режиме, когда во главу всего встает рынок и гуманность ограниченной вседозволенности? Можно ли предать свою страну из-за несогласия с диктатором? Можно ли изменить мир открытием, которое дарует и ад, и рай?

Книга написана в 1968 году. Вьетнам. "The Beatles". Хиппи. Вышедший в 1962 году маленький роман "Заводной апельсин". Все это задает определенную линию в тексте. Мальчики и девочки сидят на легких наркотиках и пытаются выбраться из-под пяты государства и корпоративного гнета. Настольной книгой поколения становится "Словарь гиперпреступности". Освобожденные колонии кажутся новым фронтиром, жизнь на котором освободит их от глупых "довлеющих" евгенических законов. Мальчишки готовы стать наркоманами, гомосексуалистами и черт знает чем лишь бы не идти в армию и не отправиться на глупую войну с "красными желтопузыми".
"– Роджер, у нас получится, у нас получится!
– Надеюсь, – с меньшим энтузиазмом ответил он.
– Ах ты старый пессимист! Может, это от того, что ты давно не закидывался. У тебя с собой что-нибудь есть?
– Жвачка «мозголом». Но разве тебе не положено такого избегать?
– Нет, док сказал, малышу может повредить только «ягинол».
– Ты уверена?
– На все сто. Я специально его спрашивала, и он мне так и сказал.
– Тогда ладно.
Он вынул пачку из кармана, и они вместе зачавкали жевательной резинкой со слабым привкусом аниса, ожидая, когда их поволочет и поднимет. Выискивая признаки таска, они осматривали свое окружение. В дальнем конце мрачной лондонской улочки были поставлены заграждения с большими плакатами, где указывалось, что проезд закрыт из-за дорожных работ; согласно плану переустройства метрополиса, новые трассы закладывались над уже существующими улицами, пешеходам оставались лишь узкие дорожки и туннели.
Мало-помалу красные с белым шесты заграждения стали превращаться в стебли экзотических растений, в особенности полыхали маками алые полосы. Воспоминание о серой приемной врача, о гадком бюрократе, который их допрашивал, поблекло как сон. Прижимая руку к животу, словно силой воли благословляя совершающееся там чудо, Мак благоговейно округлила глаза.
– Он ведь увидит этот мир, правда? – прошептала она. – Не именно этот… не этот заляпанный дерьмом, закопченный и пыльный, жуткий город, а другой, прекрасный и всегда удивительный. Роджер, какой амфетамин выводится с молоком? Нужно позаботиться, чтобы наш малыш вообще никогда противного мира не видел!
– Нужно будет у дока спросить, – сказал Роджер. По его лицу разлилась безмятежная уверенность. – Док много кому, кроме нас, помог, уж он-то знает.
Он взял ее за руку, и они пошли – два единственных реальных человека во вселенной – по вымощенной самоцветами улице в страну любви".

Ну и финальный аккорд. Кем становится интеллектуал, возжелавший ворваться в мясо человечества и понять, что же им движет? Почему люди, пораженные безумием, берут оружие и расстреливают-искрамсывают толпу. Почему люди так тянутся к наркотикам? Почему одно из государств Африки живет так, что его неспособен проанализировать лучший компьютер человечества и потому приговаривает к мировой ошибке? И наконец, как жить этому интеллектуалу, который все понял?

Итого: Это очень плотный роман для размышлений о мире, в котором мы живем. Хуже всего то, что Браннер не выводит читателя из текста, а потому после может понадобиться таблетка ибупрофена. Или пара рюмок горячительного. Главное - таблетки с алкоголем не мешать.
Здесь есть множество финалов, что не удивляет при количестве сюжетных линий, но мне все же нравится самый первый:
"– Я люблю вас! Я пытался устоять и ничего не могу с собой поделать. Я люблю всех вас…"
Tags: Книги, Мир, Прошлое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments