Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Лягушатник

Три комедии последних месяцев

 Тайна Анри Пика Дети священника

"Вскрытие пришельца" (2006) - Два неудачника сняли видеоролик, обманувший весь мир. Основано на реальных событиях.

"Тайна Анри Пика" (2019) - В библиотеке отвергнутых книг обнаружился великолепный литературный роман, написанный покойным поваром из местной пиццерии. Проблема в том, что никто из близких никогда не видел автора с книгой в руках. Почуяв мистификацию, литературный критик начал расследование под ударом от фанатов.

"Дети священника"(2013) - Католический священник, торговец из газетного киоска и аптекарь - люди, спасающие свой городок от вымирания с помощью маленькой иголки. Хорватская трагикомедия с сочной картинкой.
Лягушатник

Рик Янси "Ученик монстролога"


После смерти родителей мальчик двенадцати лет поступает в услужение к местному доктору. О своем работодателе главный герой знает немало, потому что его отец раньше служил в том же доме. Ребенок помнит, как папа часто возвращался домой поздно ночью, усталый и запачканный кровью. Он никогда не рассказывал, чем состоит его работа, а только требовал уважения к Доктору. Теперь сыну предстоит заменить своего отца и узнать, в чем состоит работа монстролога.

Обложка и шесть эпиграфов сразу объявляют то чудище, с которым предстоит иметь дело. Образ антропофага поражает своей несуразностью и неправдоподобием. Автор-шутник специально выбрал такую угрозу, смотревшуюся бы уместнее на детских рисунках. В итоге понимаешь, что все куда тоньше. Обыгрывая явно и неявно философию Ницше, автор сталкивает героев со Злом, свободным от ограничений. Антропофаги появляются, и им нет никакого дела до собственного правдоподобия. На людей охотится тело без головы, зато полное жизненной силы и ярости.

О произошедших событиях рассказывается прозрачно. Ребенок наивен в отношениях с другими людьми, но у него очень цепкий глаз. С ним начинаешь видеть место действия, облик людей и ту кровавую бойню, что творится вокруг. В ход идут звуки, запахи и множество хирургических подробностей. Незавидная доля выпала мальчику.

Сюжет как и образ антропофага не отличается замысловатостью. Мальчик на своей шкуре узнает, что главное в охоте на монстров - самому не стать монстром. Многие персонажи романа бесчувственны к мучениям других людей, и оттого выглядят куда омерзительнее диких животных, питающихся человеческим мясом. Благодаря яркой подаче, старая идея вновь прозвучала.

Итого: Меня до сих заставляет вздрагивать клич Доктора: "Уилл Генри!" - повторяющийся в романе десятки раз. Аудиоверсия явно пошла тексту на пользу. Для подростков, как мне кажется, самое то. Кровью их уже не запугать, а эмоциональная жестокость в романе не гнетет.
Лягушатник

Новости цензуры

Помните, как обсуждали, что нужно запретить смотреть детям "Ну погоди!" из-за пропаганды вредных привычек и жестокости? Можно поучиться у британцев. Они неплохо порезали другой мультфильм из страха, что дети возьмут на вооружение простую идею двух палок и цепочки

Лягушатник

Занимательное чтение

По наводке zina_korzina ознакомился с интервью в газете "Завтра". Историю Воротникова из арт-группы "Война" сейчас все чаще поднимают на щит, чтобы показать как прогнившая Европа отплачивает нашим непутевым вольнодумцам. Набедокурили здесь, назвали это искусством, а потом сбежали от преследования в свободный мир, где за подобные акты свободного творчества им впаяли по самое не балуйся.

Ребята эти, конечно, капитальные долбоебы, которые, дожив до 35, сохранили какие-то болезненно романтические воззрения и не научились подстраховываться. Именно таких впору спрашивать, какой задницей они думали, когда находясь в розыске, решили свалить из страны без статуса беженцев, прихватив с собой маленьких детей, а потом, родив за бугром еще одного ребенка, не оформить ему документы.

Меня же интервью задело с другой стороны. Я увидел бюрократическую и политическую пропасть, в которую рухнула семья. Их постоянно мордуют из-за того, что они изначально выпали из документооборота, лишившись части прав. Тот же факт, что ситуация тюрьма-высылка-изъятие незадокументированных детей до сих пор не раскрутилась, позволяет считать, что либо семье ужасно везет, либо кто-то еще надеется оптимально разыграть эту политическую карту. Здесь уже нет разговора про искусство, а только растянутые мучения неприспособленных для общества людей.
Лягушатник

"Дети небес"



Первое знакомство с иранским кино. Я на эту ленту случайно наткнулся на рутрекере и не прогадал. Фильм про детей всегда имеет определенную фору - искренность детских слез и конфликт со взрослым окружающим миром вызывают сочувствие. Но здесь мне еще было очень интересно посмотреть на реальность Ирана, снятую неоппозиционным режиссером - можно подглядеть разные детали национального колорита, о которых не часто задумываешься.

Главный герой - мальчик Али, который живет со своими родителями, маленькой сестрой и братиком-младенцом. История начинается с того, как он относит к сапожнику туфли своей сестренки, чтобы тот их зашил. По дороге домой ему пришлось зайти в овощную лавку, чтобы купить немного картошки. Туфельки он кладет на прилавок и нагибается за картошкой, а проходящий мимо мусорщик загребает их вместе с обрывками пакетов и другим мусором к себе в тележку. В результате Али и его сестра вынуждены выкручиваться с одной парой обуви на двоих и попадают из-за этого во все более неудобные ситуации.

Итого: Лучшее кино за последние несколько месяцев.
Лягушатник

А. Муа "В поисках Кракена"



Про "Посольский город" я напишу чуть позднее, потому что отзыв на него нужно постараться сделать стройным, а не намешанным из моих измышлений. А вот на Муа, найденного однажды на Фантлабе, можно высказаться легко. Я буду догматичен.

Нельзя так писать для детей. Возрастной интервал для целевой группы, судя по возрасту главных героев, - 10-17 лет. То есть я, конечно, выпадаю,но зато, не ассоциируя себя с персонажами, можно взглянуть на текст критичней. В данном случае, я считаю, что в текст неуместно втиснуты элементы, которым в такой проработке не должно быть. Рассказы про заговор корпораций и всемогущих спецслужб в формате "для самых маленьких" выглядит гораздо глупее, чем шпиономания в советской детской литературе.
Главные герои начинают с умопомрачительной форой по отношению к окружающему миру: тут и гениальная девочка-технарь, и девочка-полиглот, знающая, кажется, все языки Европы в 17 лет, и мальчик, поглощающий литературу словно шредер, и компьютерный-гений 14ти лет. Причем все это указывается в самом начале текста в ужасном блоке "действующие лица". И я бы в общем-то согласился с правомочностью таких персонажей, если бы по тексту нас знакомили с тем, как дети выучились своим гипернавыкам, которым позавидует большинство взрослых. А так к этой форе добавлены неограниченные финансовые возможности и совершенная неконтролируемость. Это уже не подростки Хичкока и Энид Блайтон, которые конечно круты, но все же напоминают сорванцов из соседнего двора.
Наконец, нормальных исторических или научных данных книга не дает. Это могло бы искупить ее в качестве обучения через развлечение, но в данном случае книга лишь вливает в детские умы идеи, почерпнутые из желтой наукообразной прессы и трансляций канала ТВ-3.

Нельзя так писать фантастику. В части фантастического допущения сдерживать фантазию ни к чему, но в остальном автор должен вшить его в максимально реалистичный антураж. Муа словно бы решил, что можно не сдерживать фантазию ни в чем. В результате, например, появился мерисьюшный сурикат по имени Ноно. Напоминаю, что сурикат - это небольшой мангуст весом до 700 г, а теперь начинаем:
- сурикат таскает на спине рюкзак девочки;
- сурикат открывает замок в наручниках с помощью ржавого штыря;
- сурикат прогрызает крышу ангара;
- сурикат складывает рассыпанные книги;
- сурикат играет в шашки и шахматы;
- сурикат спокойно существует без гигантского семейства;
- и т.д. еще куча чудесных фактов.
По мере чтения складывалось впечатление, что изначально тут должна была быть обезьянка, но для повышения няшности ее заменили для суриката. Хотя к финалу романа закралось подозрение, что этот зверек - либо демон, либо обработан в какой-то лаборатории. То есть по сути тоже является криптидом - животным, существование которого отрицает современная наука.
Допущение же о кракене не поразило. Оно сделано очень уныло, без какой-либо интриги. Дети не задаются вопросами, а следуют первым попавшимся текстам и утверждениям "авторитетных людей", которых видят в первый раз в жизни. Все получается, я не спорю, но гигантский кальмар-гермафродит, который живет в метановой сфере, не показался мне шибко правдоподобным.

Нельзя так писать литературу. Во-первых, у автора абсолютный кошмар с рефренами. То, что сказано про персонажей в блоке "Действующие лица" раз за разом повторяется в куче вариаций. Самый младший персонаж то и дело смущенно поправляет очки и делает наукообразные ремарки. Одна из сестер постоянно страдает от лишнего веса и голода, а также подделывает пару документов не имея никакого оборудования. И т.д. Во-вторых, идейного конфликта в тексте как такового нет. Есть квест, в результате которого детки пытаются отыскать информацию о кракене. А потом тварь появляется во всей красе без каких-либо усилий со стороны героев. В третьих, коль нет конфликта - нет и развития персонажей, решения внутренних проблем. Может, нужно для видения всей картины прочитать еще 3 книги Муа, но тогда к чему было городить такую "незавершенку"? Сюда же добавьте часть не выстреливших ружей: подозрения по отношению к одному из героев, таинственные антагонисты, о которых ничего не открывается, и т.д.

Итого: Я бы такое ребенку читать не стал. С одной стороны, автор допустил слишком много косяков, а с другой - ни к чему подменять у ребенка веру в себя на веру во вседозволенность при наличии больших денег. Победителей, конечно, не судят, но вот что-то про ответственность за свои действия в книге ни слова. А ведь за детишками протянулся целый шлейф из трупов свидетелей, на которых бы не вышли, не будь детки столь любознательными.
В этом отзыве много слова "нельзя", хотя я понимаю, что на самом-то деле можно. Другое дело, что результат получается вот такой - легкочитаемый, но бесполезный.
Лягушатник

М. Петросян "Дом, в котором..."



На отзывы на прочитанное в последнее время не хватает энтузиазма и сил. Впрочем, по-моему, у большинства френдов, кто ранее занимался подобным, такая же ситуация. Но коли близится конец года, нужно успеть отметить все мысли, потому что они позднее рискуют быть, по-большинству, быть засыпанными текучкой. Если будут ошибки, отмечайте.
Количество людей, прочитавших книгу Петросян, весьма велико. После выхода было очень много рецензий и более простых отзывов. Данный стал чем-то вроде современных "Мастера и Маргариты" - тайное подошло соседнему берегу настолько близко, что можно увидеть в тумане его очертания.
Первый план рассказывает об интернaте для детей-инвалидов. Детишки делятся на группы по комнатам, и, странное дело, каждая группа формирует свой образ, который пропитывает всю их жизнь. Порой происходит перестройка и образ группы кардинально меняется. Был в одной группе мальчик, пытающийся, хоть и плохо, быть как все, приличным и выделяющимся, но стоило его перекинуть в группу индивидуалистов, как он расправляется, хотя печать "конформизма" остается на нем. При этом нет жестокости, которая наполнила тему замкнутых обществ в последнее время (ну, этак со времен Голдинга). То есть жестокие поступки есть, но нет мордобоя через страницу, а гробы из стен интернета выносят нечасто.
Второй план сложнее, что не удивительно. За стенами интернета скрыт свой мир, исполненный внутренней мифологии. Представьте, что лагерные страшные истории выросли в полноценный мифический объем. А теперь, вспомнив хотя бы "Нам здесь жить", представьте, что этот объем, пульсируя, то и дело выплескивается в реальный мир. Создается мощная картина, в которой сплетается множество эгрегоров. А теперь стоит вспомнить, что мифологический объем, создается детьми, которые толком никогда не выходили в открытый мир. Так дети ли заронили зерно, и это все Дом, в котором?..
Третий план раскрывается постепенно. Дом - место, в котором сталкиваются два мира: наш реальный и реальный мир 2. И Дом дает детям возможность выбрать то, куда они могут уйти. Выбор многих хорошо характеризует то, что окна, выходящие на улицу, были заложены, после того, как за день за днем закрашивали таинственными рисунками. А выход в наш реальный мир порождает "травму рождения" у людей, которые уже полностью сформировались. Дети не хотят рождаться в наш мир.
Четвертый план. Детей тут нет. То есть они визуально они конечно есть, но за пару лет все меняется. Самое главное - меняются глаза. Запертые в четырех стенах люди, рассуждают о древнегреческих авторах, книг которых они читать просто не могли. Порой детские черты проскакивают, но это ничто по сравнению с тем ужасом, который навлекают жильцы Дома на взрослых. Просто взрослые не могут принять, что им в глаза смотрит невозможное. Этакие гадкие лебеди.

Итого: Opus Magnum достоин перепрочтения. Ибо вкусно.
  • Current Music
    Электрические Партизаны – Колесо Сансары
  • Tags
Бульдог

Прикосновение к войне...

Оригинал взят у sarda в Прикосновение к войне...

Я помню жаркий ливень солнечного света, лившийся с белесых летних небес, сердитую цепкость бурьяна, что звонко хлестал  нас по разбитым пыльным полукедам, сладковато-горький запах степной земли, неохотно уступавшей металлу наших детских лопаток, и гулкий стук сердца, так и норовившего уйти в пятки от сладкого страха… Бояться нам было чего: запрет на посещение старых окопов был однозначен и жесток. Нарушение его каралось либо поркой, либо двухдневным запретом на гуляние. Причина драконовского подхода в методах воспитания крылась в том, что редкий год на Донбассе проходил без того, чтобы кто-нибудь из детей не пострадал от боевого «железа». Бои за угольную кладовую Украины были жестоки. Жестоки настолько, что до сих пор то здесь, то там из степной земли выползают на свет божий смертоносные «сюрпризы» немецкого и советского производства. А тогда, всего через 40 лет после войны, достаточно было день-другой покопаться в окрестностях Краснодона, и карманы шорт начинали оттопыриваться от ржавых патронов и гильз, ременных пряжек, и пуговиц солдат обеих армий… Иногда добычей «землекопов» становились обрывки пулеметных лент, детали автоматов и винтовок. Обладателям раритетов люто завидовали все. Они командирстовали при игре в «войнушки», их наперебой угощали конфетами, мороженым и газировкой – лишь бы прикоснуться к изъеденному временем металлу, почувствовать сопричастность к чему-то таинственно-великому, вздрогнуть от смутного ужаса и тут же с радостным изумлением осознать летний день, ласку тополиной метели и важность своих ребячьих дел.

Однажды повезло и мне: во время очередных раскопок лопатка уткнулась в металлическую сферу поржавевшей каски. Забыв о жаре, усталости и времени (за опоздание домой полагалось стояние в углу) я врывалась в сухую слежавшуюся землю так, что экскаваторам было в пору мне завидовать. Наконец под край каски пролезли пальцы. Как следует упершись ногами в склон, я изо всех сил дернула. Каска неожиданно легко вывернулась, выскользнула из рук и покатилась по земле. А я оказалась один на один с черепом, слепо уставившимся в небо сквозь облачко земляной пыли...


Collapse )Вот так, ребенок, страшное это дело - война…

Страшное дело – война. Я прочувствовала это всеми фибрами испуганной детской души за те несколько секунд, пока мы играли в «гляделки» с черепом неведомого солдата. А потом я подхватилась и прыснула домой так, что только пяточки сверкали. Затормозила лишь у дверей квартиры, потому что всю дорогу мнилось: остановись – и лютое прошлое догонит, превратится в реальность.

Домашние долго не могли понять, почему средь бела дня, когда все нормальные дети играют, и домой со двора их палкой не загонишь, я реву, уткнувшись в бабушкины колени, и категорически никуда ее от себя не отпускаю...

С тех пор так и живу я с этим странным чувством сопричастности тому, что пережили мои родичи, с брезгливой осторожностью рассматриваю оружие, выставленное в музеях, а уступить ветерану войны место в автобусе считаю честью, а не досадной повинностью.

Насколько я знаю, страшная находка так повлияла не только на меня. Видела я, с каким уважением друзья моего дворового детства смотрят на ветеранов и сейчас.

PS А еще я помню, как угас интерес к игре в войнушки после рассказа о раскопках (это было вечером, у костра, разведенного на огородах). Соседки тогда хоть и недоумевали, но перемене наших детских увлечений определенно радовались: перезрелые вишни, которыми мы обычно пуляли друг в друга по время игр в «войнушки», с того лета оставались лежать в траве…

  Хотите делать перепост или ссылку - делайте.   

Sandman

С.Лукьяненко "Лабиринт отражений"

 

Много слышал про эту книгу. В определенной мере она уже легендарна. Ее приводят как вариант киберпанка. Возможно для кого-то это и так.
Конечно, я не могу судить об интернете версии 90х годов. В том же 1996 я еще только пошел в школу, и хотя компьютер появился, но о сети тогда никто и не помышлял. А вот игры были. Опять же в силу возраста сидеть сутками напролет я не мог, но по 6-8 часов просиживал. Те же "Doom" и "С&С: Tiberian sun" звучат как позывные из детства. Мы играли, срастаясь с героями. Не до безумия, но до приятного чувства сродства. Когда позже в моей жизни появились RPG, то компьютерная "жизнь" стала совсем близкой.
В сеть я вышел, кажется, в 2005. Сперва это был лишь поиск информации, так как диал-ап был дорогим удовольствием. Позже появилась более лояльная денежная политика, а я открыл для себя Поляну. Теплое дружеское место, куда народ приходил трепаться на абсолютно свободные темы. Игра, где я никого не знал в лицо. И главное_ мне это жутко нравилось. Отброшенные возраст, социальный статус и домашние хлопоты были плюсом этого театра. Если это прочитает кто-то из полянцев, не обижайтесь, я был молод и глуп(даже глупее и моложе чем сейчас:) ). Люди порождали контент, слабо привязанный к их официальной личностям. Игра.
Когда пропало сладкое ощущение той "глубины"? Черт его знает. Наверно, субъективно мы взрослели, а объективно появлялись сайты вроде Одноклассников и Вконтакта, где личность реала выставляла себя в сети напоказ. Мне это было дико. Атмосфера сказки и, как глупо не звучит, свободы пропала. Это умудренные опытом хакеры и эскапичные взрослые играли в сети, чтобы спрятаться от реальности. Дети не играют, чтобы спрятаться, они просто играют. А когда в твоей песочнице начинают рыть карьер под строительство нового дома, и ровненький куличик уже не кажется столь фантастическим, это действует на ребенка. Не больно, скорее обескураживающе. Поначалу может быть интересна стройка, но тот куличик останется в памяти более приятным воспоминанием. Это было твое.
Возможно, кто-то не понял, как вся эта ностальгическая чушь связана с книгой товарища Лукьяненко. Что ж привет им от детей 90х:) Все дело лишь в том, что для меня это роман о детстве, которого уже не вернешь. Возможно, однажды все станет абсолютно так, как написано. Кто-то видит подвижки к этому уже сейчас, рассуждает о суррогатности сетевого общения и сростании с Сетью. Пусть рассуждают. Для меня сеть останется лишь частью реальности, а не превратится в виртуальный мир. Просто потому, что детство не возвращается.

P.S.: 1) Не знал, что вляпался в цикл. Но видимо прочитаю "Фальшивые зеркала" и "Прозрачные витражи", чтобы не останавливаться на полпути.
2) Нужно написать пару слов про "Парк Юрского периода" Крайтона, ибо вещщщь.
3) Безотносительно содержания романа повторюсь: язык в 96 у Лукьяненко был не ахти. Даже в моем фиговом понимании.
  • Current Mood
    working Пострабочее
  • Tags