Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Лягушатник

Лапшичка



Сделал свою первую лапшу. Сначала хотел делать без яиц, а в итоге сделал без воды.

Сушил три дня. Сегодня на ужин псевдоболонская паста на черном мускателе.

Надо попробовать теперь сделать суп-лапшу.
Лягушатник

Хорешты

На неделе начал осваивать персидскую кухню по интернет-рецептам.

Хорешт фесенджан - тушево/хрючево с орехово-гранатовым соусом. Готовил на даче из баранины, а не рекомендуемой всюду утки. Не хотелось возиться с костями. Тушил 3 часа, как сказано в большинстве рецептов.
IMG_20210717_182735_210

Хорешт бадемджан - тушево/хрючево с баклажаном. Тут попроще - готовил все два часа. Баранина получилась мягкая.
IMG_20210719_225055
IMG_20210719_225400

Одна из версий рецептов у бывшего посла Ирана в России - https://sajjadi.livejournal.com/99237.html
Лягушатник

К. Воннегут "Завтрак для чемпионов, или Прощай, чёрный понедельник"


Сергей Доренко часто цитировал книги Курта Воннегута в радиопередаче "Подъем". "У Килгора Траута спрашивают (в «Завтраке для чемпионов»): не страшитесь ли вы будущего? И Килгор Траут отвечает: да плевать на будущее, оторопь вызывает прошлое". Цитата была неточной. Точной была интонация. Тексты Воннегута звучат теперь в моей голове тем голосом. Мне кажется, они прекрасно дополняют друг друга . "Пускай другие вносят порядок в хаос. А я вместо этого внесу хаос в порядок вещей, и, кажется, теперь мне это удалось".

Мне еще предстоит разбираться с американской прозой. Их стили разнообразны. Спасибо рынку. Тысячи авторов, журналов, издательств сливаются в первичный бульон. Вперед вырываются писатели-рассказчики. Они бьют быстро и сильно. Иначе читатель отвлечется. "Завтрак для чемпионов" написан с тем же подходом. Каждый абзац может ударить с новой стороны.

Два героя: Двейн Гувер и Килгор Траут - движутся навстречу друг другу. Воннегут заявляет об этом в самом начале. К середине книги ты уже более-менее знаешь, чем закончится эта встреча, а автор продолжает сыпать подробностями жизни каждого встреченного водителя или официантки. Манера рассказчика позволяет Воннегуту сжать образы персонажей в пару-тройку фраз. Книга не кажется избыточной. Ты словно крутишь в руках калейдоскоп, в котором из десятка деталей разрастается вселенная.

Вопросы вызвал перевод. Риту Райт-Ковалеву давно включили в пантеон советской интеллигенции. В ее версии я, как и многие, читал "Над пропастью во ржи". Теперь благодаря ей я познакомился с Воннегутом. Ее слог заставил сверяться с оригиналом. Почему, например, для словосочетания "a little girl’s underpants" вместо слов "трусы" или "трусики" было выбрано слово "штанишки"? Зачем переводить фривольные стихи, забивая на стихотворный размер? Некоторые формулировки выглядят старомодными, поскольку текст переводился в конце 70-х с обязательной цензурой. Некоторые предложения "по-русски длинные", в отличие от оригинала. А в результате перевод внесен в "золотую библиотеку", и за полвека актуализированной версии не вышло.

Итого: "Завтрак для чемпионов" полон свободы. Воннегут позволял себе говорить с иронией на темы рака, психопатии, атомной войны и экологии. Он не стебался над этими серьезными вопросами, а вплел их в свой роман без излишней морали и вселенской тоски.

"— Не понимаю, всерьез вы говорите или нет, — сказал водитель.
— Я и сам не пойму, пока не установлю, серьезная штука жизнь или нет, — сказал Траут — Знаю, что жить опасно и что жизнь тебя здорово может прижать. Но это еще не значит, что она вещь серьезная."
Лягушатник

М. Демидова "Попутчики"

Обложка произведения Попутчики
Товарищ Кошка написала новый роман о первой любви. Умные мальчик и девочка сближаются, преодолевая собственные фантазии. Читатель подслушивает их длинные разговоры наедине и невольно улыбается. "Наш-то мальчик уже взрослый". Неловкие слова и жесты напоминают о собственных шрамах. А поздние разговоры все вьются ручейком, журча на редких камнях.

Первый роман "Катализатор" образует с "Попутчиками" дилогию. Отсюда у меня начались проблемы с его чтением. Представьте себе праздник с застольем. Хозяйка постаралась на славу. Стол ломился от любопытных новых блюд. Не все тебе по вкусу, но было интересно и весело. Праздник удался. Гости расходятся, а хозяева перекладывают блюда с фарфора в пластиковые контейнеры. На следующий день тебя зовут поужинать узким кругом и помочь все это доесть. Салаты также вкусны, но горячие блюда распарены в микроволновке. Сервировкой в узком кругу не заморачиваются. Ты болтаешь с хозяевами, и так и проходит твой вечер. Это не праздник, а просто теплые дружеские посиделки.

"Попутчики" неавтономны до такой степени, что на первые 20-30% текста хотелось нацепить бирку "из невошедшего". Ведь "Катализатор" был законченным произведением. От него у меня осталось много вопросов по мироустройству, но ни на один из них "Попутчики" не ответили. Вместо этого в них рассказана история о том, что было после. С тем же местом действия, и теми же героями. Лишенная аспекта "знакомства", длительная и монотонная экспозиция утомляет. Мы долго раскланиваемся со недавно виденными знакомыми, не понимая причины встречи.

Середина романа выглядит неплохо. Университетская жизнь со своими шумными событиями разбавляет череду однотипных диалогов, когда все отстаивают свои ценности, но нарочито не хотят обидеть собеседника. Девочка и мальчик, мальчик и сестра, девочка и мама, мальчик и его лечащий врач и т.д. Когда число активных персонажей в кадре выросло, читать стало куда интереснее. Некоторые эпизодичесикие герои выглядят хоть немного неидеальными: заискивающими, похотливыми или задиристыми.

Финал истории предсказуемый. Как сказал отец главного героя: "Как поссорились, так и помирятся. ... Или не помирятся. Сам разберётся, не маленький". Это просто история о первой любви. За экстравагантными ходами лучше вставать в другую очередь.

В первом романе я критиковал напряжение и темп. Во втором они сложились в специфический авторский стиль. Повествование стало интроверсивным. В многочисленных диалогах каждая фраза - лишь вершина айсберга из эмоций, воспоминаний и прочего "богатого внутреннего мира". Такой подход имеет право на жизнь, хоть и уничтожает темп к едрене фене.
Collapse )
Пикировка на шесть реплик обросла жирком на полстраницы и лишилась фехтовальной грации. Бедные умные детки слишком много думают и потом расплачиваются за это.

Итого: Благостных отзывов на роман все равно будет много, потому что многим как раз зайдет и встреча с полюбившимися героями, и ровная интроверсивная манера. Я же позволил себе критиковать форму и посоревноваться за звание почетного дегтеносца. Сама же история как умные мальчик и девочка влюбилися, любилися, да чуть не убилися, вызывает у меня только теплые чувства.

Товарищу Кошке желаю всяческих творческих успехов.
Лягушатник

Немецкие сезоны в Макдональдс



Я пока не собираюсь покупать себе су-вид. Позавчера решил сделать равномерный ростбиф в духовке.

1) С помощью термометра отрегулировал духовку на 60-70 градусов с конвекцией
2) Запаковал обжаренную и покрытую специями говядину в вакуумный пакет
3) Поставил в духовку чугунный котел с подогретой водой и застабилизировал в ней температуру.
4) Погрузил пакет полностью в воду
5) Выдержал енту халабуду в течение 2,5 часов

Результат: на мой взгляд серовато получилось. Мясо сочное, мягкое и пахнет специями. Можно дальше экспериментировать.